Увлеченные МАСТЕР УРАЛЬСКИХ НЭЦКЭ

       В это особое время, когда мы вынуждены находиться из-за пандемии дома, когда переделана вся домашняя работа, а телевизор и компьютер надоели, не грех вспомнить какое-то из своих увлечений. Они всегда грели душу, а сейчас (в избыток времени) явятся настоящим подарком. Только возьмите в руки кисти, нитки, резцы… Да, мало ли сердечных привязанностей, украшающих окружающий тебя мир! У него – миниатюрная резьба по дереву. Художественная, обычная, кружевная и плоскорельефная. Объемная скульптура. Резьба, во многом повторяющая старинный, исконно русский промысел, возникший в России еще в XVI веке. Помните, свистушки-сопелки, «Кузнецов» (медведя и мужика у наковальни с двигающимся молотом), птиц, лис, зайцев, портсигары, шкатулки, курительные трубки и многослойные «Матрешки»? Всё это Великий Устюг, Киров, Якутия, Сергиев Посад, Хохлома с заветной своей золотой росписью на черном дереве, Урал с чугуном, Север с берёстой. Всё это известные и горячо любимые народом творения рук человеческих и места, где по сей день рождаются шедевры. И всё это для Сергея Витальевича Анисимова – огромная кладовая, творчества. С учетом второй ее, кстати сказать, составляющей – произведений миниатюрной японской декоративно-прикладной пластики НЭЦКЭ, фигурок, выполненных из любого материала: дерева, слоновой кости, рогов буйвола, носорога, нарвала, клыков вепря, фарфора, коралла, янтаря, черепахового панциря. И пусть он не знаменитый Ямато Моногатари, рука его, творческий полет души и необычайная тонкость исполнения мини- экспонатов заслуживают того же уважительного внимания и восхищения. И в этом убеждаешься, только взглянув на работы Сергея Витальевича. А они разные. Самая маленькая размером в два с половиной сантиметра, кулончик для внука. Самая большая – ваза в 25 сантиметров высотой с деревянными розами. Вот изумительная фигурка скорпиона. Надо изучить кое-какую литературу, чтобы северянину сделать так точно африканское ядовитое чудище, чтобы, увидев его, хотелось воскликнуть: «Какой хорошенький скорпиончик!».

    

      Большая группа игрушек-зверушек, символов всех месяцев года, знаков зодиака по китайскому календарю. Все они живые, запоминающиеся, каждая со своим характером. И везде – тонкий юмор: необычная деталька в одежде или выражении «лица», смешной колпак, хохочущая мордаха (так и хочется погладить брюшко у маленького толстячка на счастье, как у толстячка Хотэя нэцкэ, или подержать на удачу какую-нибудь зверушку или птичку за хвост, как держит за хвост золотого карпа Эбису нэцкэ. А вот что-то знакомое. Кажется, автопортрет? И опять самоирония: дедуля (а у С.В. трое внуков, все мужики!) совсем-совсем лысый. Гладь дедулю, не хочу! Или еще: знакомое, худое, словно выточенное лицо: хранитель оптики ( «друзьям дарить не стыдно, да и памятно»). Очень, надо сказать, необычная подставка для очков. Но лицо хранителя, лицо… Это тебе совсем не истукан с острова Пасхи (что удерживает вторую подставку). Но есть и более весомая тема: иконы. Сергий Радонежский, Спас, Святая княгиня Ольга…Экспонаты выполнены совершенно профессионально. Как сказал автор: «Устал юморить , захотелось серьезной работы». Она удалась, эта работа. Первые пробы резца состоялись в 76-м году, когда пришел из армии и ждал оформления на комбинат «Электрохимприбор». Был еще спорт, были книги (очень любит литературу о природе, перечитал не раз Пришвина, подшивки журнала «Охотничьи просторы», интересуется историей, технической литературой), но чего-то не хватало. Понял: вот этого кропотливого творчества, которым начинал заниматься еще в школе, в кружке изостудии, потом резки, где красили в черный цвет листки фанеры, а затем наносили графические рисунки, позже переходили к плоско- рельефному изображению.

Все с годами забылось, хоть руководитель и говорил тогда : «У тебя неплохо получается, займись всерьез». Забылось. И вот пришло вновь. Он считает, что самых вершин пока не достиг, хоть и занимается резьбой уже более сорока лет. Вершин, как в маховой резьбе, когда мастер без эскиза начинает резать смаху. Она тонкая, орнаментальная, очень
хорошо сочетается с гладкой поверхностью. Этой резьбой славится вот уже более трехсот лет Подмосковная артель «Богородский резчик». Но все ведь еще впереди.

– Тогда, после армии, приобрел в магазине детских товаров заготовки – набор деревянных брусков, высушил их, набросал карандашные эскизы будущих фигурок (персонажей детских сказок и книг), и пошла работа, – вспоминает Сергей Витальевич. – Больше всего понравилась в качестве материала липа. Перебирал в лесу сухостой, вырезал куски в 12-15 сантиметров вместе с корой, вымораживал всю зиму, потом высушивал, получал прекрасный материал. Как-то сделали обрезку лип во всем городе. Заготовил тогда много сырья для будущей работы. Часто бываю в лесхозе, и там тоже меня снабжают прекрасным материалом из обрезков. А еще пополнил набор резцов, сделал для себя сам новые резцы из старых ножовок.

Это увлечение прошло у него, можно сказать, через всю жизнь. «Есть время, есть деревяшка, есть идея – садишься и с удовольствием режешь, – говорит Сергей Витальевич. – А времени сейчас масса, пенсионер ведь!» Почти все свои работы он дарит родным, друзьям, знакомым. Так что, если понадобится собрать выставку (а она вполне созрела!), придется потрудиться. И он рад. «Люди умеют ценить красоту и беречь дружбу, – говорит Сергей Витальевич. – Подумал на днях: может, сделать деревянную умирающую молекулу коронавируса? А потом решил: нет уж. Эту гадость никто даже в руки не возьмет. Пусть мои подарки-фигурки остаются для людей хранителями тепла домашнего очага, дарителями богатства, мужества, любви, долголетия и счастья.

Наталья КОЛПАКОВА.
Фото из личного архива С. В. Анисимова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Авторизация

Новые поступления


Художественная литература

Медицинская литература

Отраслевая литература

Новинки медиатеки