У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне

Автор: А. Малыгин, г. Нижняя Тура

008В суровые годы войны женщины наравне с мужчинами в одном строю защищали родное Отечество от врага. Так было во все времена на Руси. Сегодняшний мой рассказ об одной из таких женщин, по велению сердца и из чувства патриотизма ставшей в ряды защитников нашей Родины.

Я в гостях у жительницы Нижнетуринского городского округа Марии Дмитриевны Глущенко, добровольцем ушедшей на фронт в самое тяжелое для страны время.

– Мария Дмитриевна, расскажите, как пришла весть о войне в ваш дом и как вы, будучи девчонкой, стали солдатом…

– Жили мы тогда в Горьковской области. Я только что окончила учебу в девятом классе, исполнилось мне тогда всего 19 лет. В деревне, где мы жили сначала, школу открыли не сразу поэтому в первый класс я пошла в девять лет, позднее и окончила девять классов. Потом жили в городе Первомайске, где меня и застала весть о начале войны. 22 июня 1941 года с утра не работало радио. Никто в те часы не знал о том, что идет война. Включили радио только в два часа дня, и сразу прозвучало сообщение, что на нас напала фашистская Германия. У Дворца культуры собрали митинг и здесь же стали записывать добровольцев на фронт. Помню, как их увозили на железнодорожную станцию, не дав зайти домой. Потом родные приносили им узелки в дорогу. Пытались и мы с подружками отправиться на фронт добровольцами, но нас не взяли, сказав, что мы должны окончить школу, да и просто, потому что мы девушки, брали же, в основном, мужчин. «Потребуетесь, мы вас вызовем…», – прозвучало в военкомате нам вслед. Школу нашу отдали под госпиталь, поэтому в десятый класс я пошла в октябре. Проучилась одну неделю и бросила, стала работать. А в апреле 1942 года снова пришла в военкомат, и на сей раз не напрасно. Вот так я и стала солдатом. К тому времени на фронте погибли два моих брата, родной и сводный. В армию они ушли еще до войны. Вы бы знали, каких усилий стоил мне разговор с мамой о том, что я хочу идти воевать. Слезы, уговоры с ее стороны, а я только утешала ее, что иначе нельзя. Так поступали комсомольцы в то время, и не только они, патриотизм был велик в те времена, как никогда. И вот мы, пятьдесят молодых девчонок, эшелоном двинулись на фронт.

А на перроне долго не утихал плач отчаяния наших матерей. Люди понимали, что с войны возвращаются не все.

– Как начиналась ваша фронтовая жизнь? Первые впечатления о войне?

– Попала я служить в отдельный батальон ВНОС – воздушного наблюдения, оповещения и связи. По ускоренной программе нас обучали будущей военной профессии. В течение месяца изучали марки различных самолетов ВВС Германии, наших союзников и, конечно, советских самолетов. Надо было уметь в небе, часто ночном, по силуэту опознать самолет, определить его скорость, высоту полета, курс. Со временем научились распознавать, чей самолет в небе, по звуку моторов. Эти сведения оперативно по телефону сообщались зенитчикам и прожектористам. Так что мы были еще и телефонистами, и отвечали за наличие связи тоже мы. Дежурили чаще на крышах домов, на возвышенностях, днем и ночью. Помимо этого изучали Устав Красной Армии, занимались строевой подготовкой, как все военнослужащие. Сами себе оборудовали жилье, чаще землянки. Тогда я по-настоящему осознала, что такое война. Это, в первую очередь, труд, порой на грани физических возможностей человека. Холод, часто голод, грязь, кровь, смерть. Иногда все сразу. Вот он, истинный оскал войны. Письмо домой написать некогда, если только ночью, принеся в жертву свой собственный сон. Мужчины порой не все справлялись со своей психикой, а что говорить о нас, девчонках… Бывало, плакали тайком, потом снова заступали на боевое дежурство и исправно несли службу.

– Мария Дмитриевна, расскажите о самом памятном дне вашей фронтовой жизни…

– Бои шли под Курском. Я, в то время ефрейтор ЧАРОЧКИНА (моя девичья фамилия), заместитель начальника наблюдательного поста. Как я уже сказала, обеспечение связи между подразделениями было неотъемлемой частью нашей службы, и мы несли ответственность за ее исправность. Она была проводная, и в силу частой смены позиций нашей и зенитчиков провод в землю не закладывали, да и времени на это не хватало, особенно когда кругом стрельба и взрывы. В один из весенних дней 1943. Года я получила приказ наладить внезапно пропавшую связь. Это значило, что надо было пройти вдоль всей линии связи, найти перебитый провод и устранить повреждение. Где бегом, где ползком, с тяжеленной катушкой провода за спиной отправилась выполнять приказ. Нашла обрыв, соединила концы провода, а что было дальше, не помню.

Как мне рассказали много позже, связь все-таки была восстановлена, командир вызывал меня по телефону, но я не отвечала, и он выслал бойцов мне на подмогу. Так я попала в госпиталь. Сначала это был наскоро сколоченный из досок сарай вблизи передовой и только потом, когда я стала транспортабельной, меня перевели глубже в тыл, в более подходящие условия для лечения. Но все это я знаю только из рассказов и из медицинских документов. Многочисленные осколочные ранения стерли из моей памяти все события того времени. По решению медицинской комиссии из армии меня демобилизовали. Я почти не помню, как вернулась домой. Не могла даже самостоятельно дойти со станции до дома, помогли люди. О моем возвращении мне рассказала мама. Долго еще болела я и лишь после того, как стала более-менее осознанно воспринимать действительность, начала что-то делать по дому, потом и на работу пошла. Вот я рассказала вроде бы о самом памятном дне, а на деле оказалось, что из моей памяти выпал целый отрезок жизни.

– Как сложилась ваша дальнейшая жизнь?

– Жизнь порой очень сурово поступает с нами. Одна беда, как правило, не приходит. Я не хочу вспоминать отдельные отрезки из моей личной жизни, скажу лишь только, что я разучилась плакать. Слава Богу, не потеряла веру в людей. В 1950 году приехала жить в Нижнюю Туру. В1951 году пришла работать на минераловатный завод, не имея никакой специальности. Встретили меня очень приветливо, приняли на работу в лабораторию, где я получила свою первую профессию. Потом окончила строительный техникум, стала инженером-сметчиком. На заводе встретила свою любовь Павла ГЛУЩЕНКО. Поженились, получили квартиру, зажили душа в душу. Родился сын Володя, и жизнь стала еще счастливей. Вот так благодаря любви, работе, приятным домашним заботам оттаяла моя душа, ушли на задний план боль и невзгоды войны, суровая реальность тех давних прожитых мною лет. Лишь иногда вспоминаю войну, совсем из памяти пережитое не сотрешь, и все чаще убеждаюсь, что у войны не женское лицо. Не приведи Господь еще кому-то испытать такое.

– Спасибо, Мария Дмитриевна, за ваш рассказ. Долгих лет жизни, благополучия вам и вашим близким. С праздником Великой Победы!

– Спасибо. И вам счастья и здоровья.

Фото автора

Р.S. Хочу добавить, что помимо доброго десятка юбилейных медалей Мария Дмитриевна имеет «Орден Отечественной войны II степени», медаль «За доблестный труд в ознаменование 100-летия рождения 8.И. Ленина», знак «Победитель социалистического соревнования», почетные грамоты, благодарности в трудовой книжке. Ветеран труда. У нее 35 лет трудового стажа. Инвалид II группы, она четыре раза проходила лечение в областном госпитале. Конечно, годы свое берут, хотя Мария Дмитриевна показалась мне жизнерадостной, неунывающей женщиной с веселыми добрыми глазами. Такими женщинами наша страна может по праву гордиться, на их хрупкие девичьи плечи легла совсем не женская ноша, и они ее вынесли. Сегодня в войсках РВСМ несет службу внук Марии Дмитриевны, гордость бабушки. Россия в надежных руках!

Источник: Резонанс. – 2015. – 16 апреля (№ 16). – С. 2 : фото

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Авторизация

Новые поступления


Художественная литература

Медицинская литература

Отраслевая литература

Новинки медиатеки