ОНИ ТАК И ОСТАЛИСЬ МАЛЬЧИШКАМИ

Наверное, это моя последняя исповедь газете

Автор: Екатерина Петровна Моксунова

Ostalis_malchishkami_2Мне 92 года. В детстве я писала в «Пионерскую правду», в областную газету, позже – в «Комсомольскую правду», в районку… И вот передо мной – пожелтевшие вырезки из газет. Как давно это было! События почти стёрлись из памяти. Но смотрю на снимки, перечитываю заметки – и память воскрешает былое.

Тяжёлая доля досталась нашему народу. Им, нашим мальчишкам-одноклассникам, пришлось, пожалуй, труднее всех, ведь в самое пекло войны они шагнули со школь-ной скамьи.

…На берегу пруда в Нижней Туре стоит старинное здание – бывшая школа, – прослужившее более ста лет. Много хороших людей вышло из её стен. Перед войной здесь было три восьмых класса, где учились школьники из ближайших посёлков: Именной, Бушуевки, Выи, Ёлкино и других, и один девятый. За учёбу в 8-10 классах была введена плата. События начала войны я помню так, как будто они были недавно.

Наш боевой девятый и теперь, через много-много лет, видится мне таким, каким был тогда: дружным активным, весёлым. Нас не надо было долго агитировать, чтобы завтра всем до единого, утопая по пояс в снегу, пилить в лесу дрова для эвакуированного в Нижнюю Туру детского дома.

1942 год. Лето, жара. Наш девятый в полном составе – в поле, потом на сенокос: для школьной лошади нужно запасти сено. Трудно на сенокосе, но надо помочь. Весь девятый – на 41-м лесоучастке. Косим сено для него. А за это – нам в школу дрова. Летом 1942-го забрали на фронт часть наших мальчишек. Поредели наши ряды. Не все сели в 10-м за парты.

Зима 43-го. Создаётся Уральский добровольческий танковый корпус. Девчонки пишут заявления на службу в танковое училище. Военкомат и райком комсомола не советуют идти в армию – осталось четыре месяца до окончания школы. А ведь Родине нужны и военные, и врачи, и учителя. «Подождите до конца учебного года».

Февраль, стужа, метель. Вручили повестки остальным нашим мальчишкам: явиться на Ис в военкомат, с вещами. От посёлка Ис на Выю ходила по узкоколейке «кукушка». Дорогу перемело. Поезд «Выя – Нижняя Тура» не ходил уже три дня. Ребята все там, а мы, девчонки и родители призывников, пошли на Выю пешком по шпалам. Идём молча, невесело на душе. По просьбе Володи Спицына несём ему на Выю гармошку. Вот и вокзал, наши ребята. Вспоминаем любимые песни и пополам со слезами поём.

Гудок, подходит к вокзалу поезд «Свердловск – Надеждинск (сейчас – Серов)», последние прощания, слёзы, и поехали наши мальчишки на войну – кто надолго, кто навсегда. Ну, а мы, провожающие, вытирая слёзы, потопали обратно в Туру по глубокому снегу.

Осталось в десятом классе всего 16 человек, из них только трое мальчиков: Вадим Босых, Виктор Чернильцев и Герман Андросенко.

Ребята, кого мы проводили, попали в военные училища, а через месяц целый эшелон первокурсников отправили на фронт в Черниговскую область. Тяжело там было, многие погибли.

Только два письма с дороги я получила из этой группы – была старостой в классе и со всеми переписывалась. Шли дни, а писем не было.

Окончен десятый. Андросенко и Чернильцев поступили в УПИ, а после первого курса ушли добровольцами на фронт. Вадим Босых, инвалид, остался дома. После войны ребята доучились в институте.

Наш детский дом с детьми кулаков и врагов народа в 1943-м году расформировали – нужны были дома для трёх эвакуированных групп детей из Москвы, Петрозаводска, с Украины.

Вот и лето 1943г. Получаю вызов в военкомат, а это в 20 км. Тревожусь: не с братом ли Шурой что случилось? Прихожу, предъявляю паспорт и повестку. Мне вручают извещение. Руки мои дрожат, не вижу, что написано. С трудом сквозь слёзы разбираю буквы: «Похоронное извещение № 43. Лев Борисович Чернавин погиб 9 сентября 1943г. на станции Бахмач Черниговской области». Лёвка, Лёвка! Всего-то полгода побыл военным!.. Уж как я шла обратно в Туру одна, помню плохо, а через неделю неожиданно пришёл отец Лёвы, он с учреждением уже переехал в Свердловск и переживал, что у сына не будет его нового адреса.

Как ему сказать о похоронке, может, это ошибка? Всякое бывало во время войны. Решаю пока ничего не говорить. Месяца через полтора (я тогда уже работала помощницей воспитателя в детдоме) нас с одной из воспитательниц посылают в Свердловск в командировку. Отец Лёвы оставил мне свой адрес, и я приехала во ВТУЗгородок, где они жили с женой после возвращения с Косьи. Звоню в дверь. Открывает женщина, смотрит на меня, а потом обняла и громко заплакала: три дня назад они получили похоронку на Лёву. Разговоров хватило на целый день, пере-смотрели целый ворох фотографий нашего класса.

Наталья Моисеевна работала тогда в УПИ, и она предложила мне подать заявление на подготовительные курсы в институт, но я отказалась: нас с детдомовскими девчонками не приняли в УПИ – мы дети врагов народа. С родителями Лёвы мы ещё долго переписывались.

…Не все вернулись с войны. Из ребят, что ушли в августе 1942-го, не пришли домой десять человек.

Ostalis_malchishkamiАндрей Токарев погиб в 1944 году под Ленинградом, Владимир Спицын – в 1944-м в Польше, Владислав Моксунов – в 1943-м под Сталинградом, Лев Чернавин – в 1943-м под станцией Бахмач на Украине, Анатолий Черноскутов – 1944-м в Киевской области, Игорь Старцев и Владимир Коломин пропали без вести, Гена Шелементьев, ещё пятеро наших восьмиклассников погибли – можно и дальше продолжать этот список. Всего из нашего района не вернулось с войны 4670 человек, из них погибли 2609, умерли от ран 466, пропали без вести 2075, погибли в плену 20 человек.

В 1965 году получаю письмо из Украины от пионеров станции Бахмач Черниговской области. «Красные следопыты» из школы № 6 описывают, где в братской могиле похоронены воины, погибшие под посёлком. Ребята ухаживают за могилой и приглашают побывать у них. Все эти годы мы помним наших мальчишек. Через три-четыре года после войны встретились те, кто остался в живых. Из трёх восьмых классов окончили десятый 16 человек, из них вышли 4 учителя, 3 врача, 2 геолога, 2 полковника (один умер недавно), 3 связиста, 2 инженера. А в живых сейчас осталось 4 человека.

«Я помню тот день невесёлый,

Суровый и тесный перрон.

Мальчишки из нашей школы

Тогда уходили на фронт…»

Невольно вспоминаются эти строки, когда стоишь возле замечательного памятника на высоком берегу пруда и читаешь на плитах такие знакомые и родные имена и наших 9-10-классников, не вернувшихся с войны 1941-1945 гг. Никто не забыт, и ничто не забыто.

Фото из семейного архива

Источник: Про Лесной. – 2015. – 13 февраля (№ 5). – С. 20 : фото

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Авторизация

Новые поступления


Художественная литература

Медицинская литература

Отраслевая литература

Новинки медиатеки