Литературный клуб – Борис Пастернак

«Давай ронять слова,

Как сад – янтарь и цедру,

Рассеянно и щедро,

Едва, едва, едва…».                        

Борис Пастернак.

 

«А СЗАДИ, В ЗАРЕВЕ ЛЕГЕНД, ДУРАК, ГЕРОЙ, ИНТЕЛЛИГЕНТ…»

Эти, в чем-то насмешливые, в чем-то горькие, строки  Демьян Бедный написал о Борисе Пастернаке. Написал в самый тяжкий период его жизни, когда поэта и автора романа «Доктор Живаго» травили, обвиняли в измене родине, предательстве, называли отщепенцем и Иудой, исключили из Союза писателей СССР, не признали номинирования его романа на Нобелевскую премию с формулировкой: «за выдающиеся заслуги в современной лирической поэзии и в области великой русской прозы». Тот самый период жизни, стоивший поэту жизни.

Наиболее тяжелые стрессы получаешь, как правило, от людей, от которых ничего подобного не ждешь. Пастернак никогда не думал, что его роман вызовет столь неадекватную реакцию коллег по перу, советской общественности. Особенно поразила реакция друзей-писателей. Рядом остались лишь молодые поэты Вознесенский, Евтушенко, Ахмадулина, писатель Пильняк, драматург Тренев. Остальные предали.

Убийственным было Постановление Президиума ЦК КПСС (1958 г.): «Признать, что присуждение Нобелевской премии роману Пастернака, в котором клеветнически изображается Октябрьская социалистическая революция, советский народ, совершивший эту революцию и строительство социализма в СССР, является враждебным по отношению к нашей стране актом и орудием международной реакции, направленным на разжигание холодной войны».

Пастернак, доведенный до отчаяния, отправил телеграмму в Шведскую Академию, в которой отказался от премии. Тридцать один год спустя ее получит сын поэта и писателя, Евгений (на этом настоит Академия). Двумя годами  ранее Пастернака реабилитируют, посмертно вернут в состав Союза писателей СССР, в журнале «Новый мир» опубликуют роман «Доктор Живаго».

Но тогда все нападки подкосили здоровье Бориса Леонидовича. Он перенес на почве стрессов два инфаркта. Роман принес выдворенному из Москвы (и чуть не выдворенному из России) поэту и славу, и. впоследствии,  смерть. Умирая, он сказал: «Я рад, что умираю, ибо не могу больше переносить людскую пошлость и ухожу не примиренным с жизнью».

Борис Пастернак – самая яркая и независимая фигура литературного мира не только Союза, но и зарубежья. Необычайно красивый человек, обаятельный, образованный и остроумный собеседник, настоящий друг, талантливый музыкант – если уж человек по-настоящему талантлив, то во всем. Музыка всю жизнь пробивалась сквозь ритм его стиха. Написанные еще до романа его легкие, романтичные, философски глубокие и такие земные стихи потрясают, увлекают, учат.

«Во всем мне хочется дойти                 До сущности протекших дней,

До самой сути:                                          До их причины,

В работе, в поисках пути,                     До оснований, до корней,

В сердечной смуте.                                   До сердцевины».

 

Сергей Довлатов как-то сказал: «Есть высший класс в литературе – это сочинительство: создание новых, собственных миров и героев. И есть еще класс, как бы попроще, пониже сортом – описательство, рассказывание того, что было в жизни». Себя Довлатов относил к последним, Пастернака – к первым.

«Мне снилась осень в полусвете стекол,

Друзья и ты в их шутовской гурьбе,

И, как с небес добывший крови сокол,

Спускалось сердце на руку к тебе…»

Чуткое сердце поэта с особенной теплотой открывалось навстречу женщинам, души которых были равны ему по художественному восприятию мира и любви. Такими женщинами были Анна Ахматова и Марина Цветаева. Он посвятил им стихи, в которых рефреном звучит величие человеческой души в любви и благородстве, не зависящее ни от каких внешних обстоятельств, кроме Бога, а Бог всегда за любовь. Как, впрочем, и поэт. И он писал, творил, парил.

Но, «как крылья, отрастали беды». В годы страшных репрессий (еще до романа) Борис Пастернак, казалось, обладает какой-то «охранной грамотой». Его как мастера уважает Сталин. Его не трогают, пока он не заступается за Ахматову, ее родных, Мандельштама и Гумилева.

В 36-м его фактически устраняют из официальной литературной жизни страны, обвиняя в неправильном мировоззрении. Произведения его не издаются, денег катастрофически не хватает, выручают лишь знание языков и переводы любимых Гёте, Байрона, Рильке, Шекспира. Первый, громкий звоночек неприятия.

Но жизнь идет. Он, несмотря на все перипетии, остается самим собой: принципиальным, глубоко порядочным гражданином своей страны,  интеллигентным творческим человеком. Откликаясь на драматические события Великой Отечественной, Пастернак пишет поэму «Зарево», цикл патриотических стихов о войне «На ранних поездах».

Отказавшись в первые дни войны от эвакуации, живя впроголодь в Переделкино, выезжая на дежурства на крыши московских многоэтажек, роя блиндажи, проходя курсы военного обучения, а потом – работая военным корреспондентом уже на фронте, Борис Леонидович завоевывает человеческое и писательское право на такую (свою) литературу. И написанные им произведения, наконец-то, печатают.

Послевоенный 46-й обозначен началом его работы над большим прозаическим произведением, романом «Доктор Живаго». Собственно, в этот год рождались два романа: литературный и любовный, с Ольгой Ивинской. Воображение поэта нуждалось в новой волне эмоций и вдохновения – роман был полон стихов. Поэт окунулся в оба романа, как в омут. Богатство внутреннего мира поэта отражается не только в творчестве, но и в любви. Он остаётсяся человеком благородным во всем, никогда не  циничным, не двуличным и жестким, предыдущую свою семью, жену, Зинаиду Нейгауз и сына, не бросает. Так и живет на два дома, на разрыв сердца.

Но «без нее, Оли,  не родился бы замечательный цикл стихов Юрия Живаго», – говорит он. Как, впрочем, не были бы отражением собственных биографических обстоятельств раздвоенность главного героя, мучительное сосуществование в Юрии искренней и неподдельной любви к жене Тоне с не менее сильной и еще более значащей любовью к Ларе – его Оле, дважды пережившей тюремное заключение («за близость к лицам, подозреваемым в шпионаже»), пытки, смерть их общего ребенка.

Один из современников Пастернака заметил:  «Сразу и глубоко роман поняли люди воцерковленные, духовно богатые и читающие Библию». Это и понятно, ведь  само название романа  –  из той, неизвестной советскому человеку тридцатых-сороковых, эпохи, того пласта знаний. Смысл названия романа заключается в сопоставлении главного героя с милосердным и всепрощающим Христом – «Ты есть сын Бога живаго».

Писателем, обладающим глубоким философским мышлением, проникнутым идеями христианского мировоззрения, не случайно была выбрана старославянская форма прилагательного «живой» – так в произведении красной нитью проходит тема жертвенности и воскресения. Смерть героя символична. Поэт утверждает мысль, что дух человека остается жить и после смерти.

«Метель лепила на стекле        На озаренный потолок

Кружки и стрелы.                         Ложились тени

Свеча горела на столе,                Скрещенья рук, скрещенья ног,

Свеча горела.                                   Судьбы скрещенья».

Это чудесное стихотворение покорило не одно сердце. Мощное, талантливое проникновение в самые глубины души. Романтика сквозь скорбь.  Смертельно больной доктор Живаго готов спорить с судьбой и продолжать надеяться. Метель – символ тревоги и потрясения окружающей действительности.  Свеча – жизнь, счастье, надежда. Цель же человеческой жизни и всего исторического процесса в победе над злом, преодолении смерти через воскресение.

29 января (по новому стилю) величайшему поэту эпохи,  прозаику тонкому лирику, философу, Нобелевскому лауреату в области литературы Борису Пастернаку исполнится 130 лет. Юбилей, достойный пушкинских слов: «Мир опустел». Да, сколько  шедевров литературы мог бы создать этот талантливый человек, если бы ему дали прожить не до семидесяти, а хотя бы чуть дольше.

«Он награжден каким-то вечным детством,

Той щедростью и зоркостью светил,

И вся земля была его наследством,

А он ее со всеми разделил».

О жизни, творчестве, судьбе Бориса Пастернака всем горожанам, увлекающимся русской литературой, что приходят в «Бажовку» на ежемесячные «Литературные встречи», рассказала организатор и  ведущая встреч, библиотекарь Татьяна Падалка. Следите за рекламой, и вы, с помощью слайд-показов, прекрасного, содержательного рассказа по заявленной теме тоже сможете участвовать в интересном, познавательном мероприятии, прикоснуться к тайнам великих биографий и нетленных творений мастеров слова.

Наталья КОЛПАКОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Авторизация

Новые поступления


Художественная литература

Медицинская литература

Отраслевая литература

Новинки медиатеки