Коллекционеры – люди штучные…

ФЕЯ  МИНИАТЮР

Маргарита Николаевна  СЕКРЕТАРЁВА – маленькая, компактная, очень уютная женщина, с тихим, но четким голосом, всегда доброжелательная и внимательная ко всем, с кем бы ни заговорила, ни начала общаться. В молодости ее звали феей – за рост, точеную фигурку  и доброту, за искреннее стремление кому-то в чем-то помочь (в медицину, наверное, поэтому и пошла), за добрейшую душу. Феей и осталась, если судить по ее отношению к людям и по благодарному – к ней. Ну и еще – сказочной феей миниатюр – ее необыкновенных коллекций.

Она часто задумывается. Стоит с загадочной улыбкой на лице и… О чем она думает в этот момент?  Ну, разумеется, о своих драгоценных, своих необычных, своих родных до слез коллекциях – имеющихся и будущих, о своих миниатюрных шедеврах прикладного и фабричного творчества, которыми заполнена ее маленькая, как она сама,  однокомнатная квартирка.

Медучилище, работа медсестрой и вдруг – библиотека. Оказывается, пришла в «Бажовку», влюбилась в этот книжный храм и предложила свои волонтерские услуги тогдашнему директору Раисе Ильиничне Березиной. Та приняла ее, дала несколько поручений. Потом был переезд в новое здание (шел 1989 год), помогала устанавливать на абонементе стеллажи, делать уборку в помещении.

Со временем оформили на полставки библиотекаря (до четырех-то часов работала медсестрой в воинской строительной части). А когда часть расформировали, перешла в библиотеку окончательно. Доверили медицинский отдел. До сих пор живы все связи с медиками, создала даже совместно с ЦМСЧ  Кабинет медпрофилактики, где и Школа диабета, и лекции специалистов, и различные акции по поддержке здоровья. А с военным миром общего осталось лишь то, что сын подполковник. В библиотеке же отметила тридцатилетие. Хороший профессионал, ответственный, скромный человек.

Она из многодетной семьи. Говорит: «Нас было шестеро девок, и ни одна барахлом (по словам мамы) не занималась. Только я собирала открытки, фотографии артистов, значки, цветные камушки на дорогах, фантики конфетные, спичечные коробки. Только и слышала: «Ну вот, у этой ненормальной опять полные карманы стекла и булыжников!».

В училище познакомилась с такими же фанатками, менялись цветными карандашами, ручками, ластиками, календариками, открытками, которые собирались нами не просто наобум, а по темам: городской сюжет, Пасха, Новый год, художники Исаков (звери, птицы), Зарубин (детские мотивы), Искринская (хохлома), Манилова (вышивка), ежики, Деды Морозы, Снегурочки и Санта-Клаусы, и далее – Ленин, День Победы, 8 Марта, цветы (в вазах и корзинах), матрешки, машинки «Скорой помощи», клоуны, маски, куклы ручной работы. Более 30 коллекций.

Сегодня у нее и 70 с лишним альбомов с открытками советских времен. Но главное содержание ее коллекционного богатства – это миниатюрные наборы чайных чашек, балерин, фарфоровых статуэток, часов (более 60 экземпляров) и книжек, есть маленькая Гжель, пивные кружки и бокалы. Мини-книг было восемьдесят, двадцать из них подарила. А часы-будильнички у нее просто необыкновенные: изящный сапожок на каблучке, лошадки (тройка), малюсенькая швейная машинка – и внутри всех экспонатов расположены действующий часовой механизм, хорошо видный циферблат и звонкий будильник.

– Огромное, блестящее, бьющее глаз  и современное – это не мое, – говорит Маргарита Николаевна. – Меня всегда и во всем привлекала миниатюра. А коллекция из тех же салфеток более интересная, между прочим, у Татьяны Щербаковой, моей коллеги по коллекционированию. У нее есть еще коллекция открыток военных лет (предмет моей белой зависти), великолепные альбомы о Японии (просто целый клад знаний об этой стране!). А у Любови Тумановой вы никогда не бывали дома? Вот уж с кем состязаться не пересостязаться! У нее в фарфоре – целая комната, а коридор «звенит» колокольчиками всех мастей. И она, и Татьяна – верные помощники «Бажовки», не раз предлагавшие библиотеке свои эксклюзивные коллекции. Многие вошли в аналы учреждения, популярны неимоверно.

Большая коробка из-под югославских сапог заполнена салфетками. Она привозит их отовсюду, есть парижские: на белоснежном поле элегантные дама и кавалер, или Эйфелева башня, или маленькое бистро на Монмартре. Кажется, вот сейчас повеет запахом крепкого кофе, а на столе окажутся знаменитые французские круассаны… Об Эйфелевой башне (которой нынче исполняется 130 лет) собрала самостоятельную коллекцию, как, впрочем, и о самом  Париже, которым «заболела» именно благодаря коллекциям салфеток, календариков и открыток.

Отдельная песня – конфетные фантики. Сначала она их промывает, затем сушит и проглаживает утюгом, и вот они уже блестят на солнце всеми цветами радуги, рассказывая о том, какие конфеты и с какими необычными названиями выпускали фабрики Крупской и Бабаевская («Яхонт», «Буржуй», «Вальс бостон», «Увертюра», «Играй, гармонист»), сколько было «Алёнок» и каких. А еще есть фанты на темы: Пушкин и его сказки, балет, Украина, Белоруссия, Ленинград, Уральские камни.

80-летняя соседка баба Феня отдала ей коробку с довоенными еще пуговицами. Вот был праздник души!

А на страницах «Областной газеты» сделала для себя целое открытие: рисунки художника-карикатуриста Владимира Ранних. Просто стала их собирать в отдельный альбом. Прошли годы, и накопилась целая коллекция произведений незаурядного художника, о творчестве которого прочла много интересного (как, впрочем, и о творчестве таких художников, как Коробова, Зарубина, Манилова, как австралийский фотограф Анна Гедос, обожающая детей и снимающая их мастерски), и теперь предлагая выставить свои экспонаты в библиотеке или музее, знает, о чем рассказать посетителям выставок, написать аннотации. Кстати, выставок Маргарита Николаевна предлагает множество. И все они проходят с аншлагом. При этом говорит: «Мои коллекции меня всю жизнь образовывают. Надеюсь, и другим послужат также».

– Неравнодушный я товарищ, мне интересно все: и художественные салоны по ТВ, и презентации, и выставки коллег, – делится Маргарита Николаевна. – Слежу за тем, чтобы внук и правнуки тоже приобрели этот интерес к жизни. Ведь всё, чем мы пользуемся, чем любуемся, что ценим и о чем узнаём – это и есть жизнь. И на восьмом десятке лет она вовсе не кончается.

Принято считать, что коллекционеры – люди штучные. А штучных не подверстаешь ко времени: они не вписываются в шум эпохи и совсем не типичные представители поколения.  И хоть мнение это устарело,  вписываются-таки, и коллекционеров сейчас очень много (толчком явилось, наверное, то, что за спиной у нас целый век социализма, целая эпоха, коллекционировать реликвии которой вдруг стало модно, престижно и просто интересно, даже если коллекции создаются из обыкновенных предметов быта тех же времен перестройки), тем не менее истинные, те самые «штучные» были, есть и будут. Они – как жемчужинки на дне большого океана. Выкопаешь из ила и песка раковину, вытащишь такую перламутровую красотку на свет божий и диву даешься; ну, до чего же хороша, и как же хочется ее сохранить! Вот из них-то и состоят потом бусы истории.

Наталья КОЛПАКОВА.

Фото автора. На снимке: М.Н. Секретарева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Авторизация

Новые поступления


Художественная литература

Медицинская литература

Отраслевая литература

Новинки медиатеки