«ДЕТСТВО МОЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ РАНО…»

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне

Автор: А. Малыгин

Voennoe_detstvoА.А. МАКУШКИНА относится к тем людям, детство которых пришлось на суровые годы Великой Отечественной войны. И не отбегала, и не отыграла она вволю свои детские дни, слишком рано пришлось стать взрослой, взвалить на детские плечи недетскую ношу тягот и лишений военного времени…

Александра Андреевна, расскажите, как в вашу семью пришла война…

– Родилась я в Башкирии. Там, в деревне Сычёво, и прошло мое военное детство. Отец ушел на фронт в июле 1941 года, а в 1943 пришла похоронка на него. Мама осталась с тремя маленькими дочками. Мне, самой старшей из детей, к началу войны исполнилось 9 лет, средней — 4 года, младшей — 7 месяцев. Мама работала в колхозе. Трудилась с рассвета до темноты. Приходилось выполнять и женскую, и мужскую работу, мужчины в большинстве своем ушли на фронт. Так что маму мы почти и не видели. Волей-неволей рано пришлось стать самостоятельными, повзрослеть. За работу в колхозе в то время не давали ни еду, ни деньги, а выращенное и произведенное здесь увозилось в районное село и сдавалось государству. Все для фронта, для победы. От голодной смерти спасал свой огород. Он был большим, сорок соток. Землю копали вручную, лопатами, лошадей в войну не хватало. Мне, как самой старшей из сестер, приходилось помогать маме по хозяйству во всем, а чаще делать многое самостоятельно, так как мама постоянно была занята на работах в колхозе.

– Скотина какая-то у вас была?

– Да, до войны держали корову, овец, гусей, кур. В войну, с одной стороны, это было обузой для семьи без мужчины, да еще и у мамы на хозяйство не хватало ни сил, ни времени. С другой стороны — спасением. В то время каждая семья была обязана сдавать государству продукты: яйца, молоко, мясо овечью шерсть…. И неважно, имелась ли у людей скотина или нет, сдай и все, иначе могли что-то конфисковать из дома. Например, ту же швейную машинку, без которой в то время невозможно было одеться. Хозяйство выручало, но все равно мы не доедали. И рук рабочих не то чтобы не хватало, их не было. С довоенного времени у нас оставался большой запас сухого гороха. Из него мама постоянно делала лепешки. С тех пор я не могу его есть. Летом питались лебедой, ягодами, орехами, ловили карасей. Отец оставил нам небольшую пасеку. Мама ухаживала за пчелами, как могла, и у нас была возможность иметь хоть немного меда. Но все это летом, зимой приходилось в натуральном смысле выживать. Даже дрова для печи притаскивали из леса воровски, в то время лес не разрешали рубить, и официально дров заказать возможности не было. Выделяли лишь участок под покос на заработанные трудодни.

– Детей привлекали на общественные работы?

– В летнее время мы все лето работали на школьном участке. Рабочий день был полный с небольшим перерывом. Во время него можно было покушать, если что-то из дома принес. Но часто мы оставались голодными до конца рабочего дня. Участок в сравнении с огородом был большим, и потому казалось, что работа никогда не закончится. Землю копали тоже вручную, лопатами. Выращивали картофель, овощи, занимались прополкой, поливкой. Все выращенное увозилось в районное село, мы со школьного участка не имели ничего. Ели только свое. Зимой чистили, резали и сушили картошку, вязали варежки, носки. И это шло на фронт. Кроме того, нас привлекали к работам в колхозе. Трудились в поле, пололи, косили, убирали. Осенью собирали колоски. Конечно, что-то и в карманы прятали, голод не тетка. Тогда, в 1941 году и закончилось мое школьное образование и детство одновременно.

Как встретили Победу?

– С радостью и со слезами. Много солдат не вернулось в нашу деревню с той войны. Помню, как гудел паром, увозивший отца на фронт, у нас в районном селе была речная пристань. И вот Победа, а отца нет… Хотя радовались, конечно, больше.

Как тили после войны?

– Работы в колхозе не убавилось, надо было налаживать новую, мирную жизнь. Сестры пошли учиться в школу, в село. Мне же пришлось заниматься хозяйством, помогать маме, сестрам. До школы, где они учились, было семь километров. Поэтому им приходилось жить на квартире. А я раз в неделю приходила к сестрам, приносила молоко, суп в замороженном виде, им надо было как-то кормиться. В лаптях, по морозу, по снегу ходила семь километров туда и обратно. Тогда в лесах было очень много волков. Они запросто заходили в деревни, нападали на скот, собак. Чтобы уберечься от зверей по дороге в село построили вышки. Иногда приходилось пользоваться ими, наблюдая сверху, как волки набрасываются на еду, предназначенную для сестер. Был случай, когда звери загрызли учительницу. До двадцати лет работала я в колхозе. Потом в деревню пришла разнарядка, надо было двух человек от нашего колхоза послать на строительство аэродрома в город Сибай. Так я оказалась на стройке. Там вышла замуж, в 1961 году мы приехали в Нижнюю Туру. Здесь я 36 лет проработала на электростанции в РСЦ. Трудилась маляром-штукатуром. И в городе ремонтировали дома, и на самой электростанции ремонтами занимались.

– Чей живете сейчас?

– С детства землю люблю, ведь я деревенская. С удовольствием работаю в саду вместе с дочерью. Готовлюсь к новому сезону. И в квартире растут цветы, тоже занятие для души, да и красиво. У меня две дочери, четверо внуков и четверо правнуков — главное мое богатство. Каждый день гуляю на свежем воздухе. Все это помогает жить, чувствовать себя бодрой и нужной людям. Труд, он всегда на пользу.

Спасибо, Александра Андреевна, за интересный рассказ. Здоровья, долгих лет, благополучия вам и вашим близким.

– Спасибо.

Фото автора

Р.S.: Дочь Нина, присутствовавшая при нашей беседе, добавила, что Александра Андреевна является ветераном труда, имеет много грамот. Ее фотографию часто помещали на Доску почета. Во времена СССР имя А.А. Макушкиной было вписано в Книгу почета Нижней Туры.

Радар. – 2015. – 12 марта (№ 11). – С. 11 : ил.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *