«Чей-то подвиг – это чье-то преступление» (по роману Романа Сенчина «Зона затопления»)

«Чей-то подвиг – это чье-то преступление»

(по роману Романа Сенчина «Зона затопления»)

Сенчин Роман Валерьевич, лауреат престижных литературных премий, давно завоевал своего читателя. В 2009 году его роман «Ёлтышевы» вошел в шорт-листы главных литературных премий России — «Большая книга», «Русский Букер», «Ясная Поляна», «Национальный бестселлер». В 2015 году его роман «Зона затопления», посвященный судьбам людей, чьи деревни ушли под воду во время строительства ГЭС, вошёл в шорт – лист премии «Большая книга».

Уже прочитав на титульном листе о посвящении Распутину, понимаешь, о чём будет роман. В романе даётся пространная картина событий, связанных с окончанием строительства Богучанской ГЭС на великой сибирской реке и последующим затоплением большой территории деревень под водохранилище. Жителей затопленных деревень переселяют в основном  в города. Процесс переселения проходит с различными бюрократическими, бытовыми и прочими неурядицами – вплоть до нарушения законов…  Знакомая картина. Не правда ли?

Роман Сенчин смело говорит о разных проблемах человечества:  от экологии до вымирания деревень, уничтожение которых влечёт за собой однозначные последствия для всей страны, подкрепляя написанное в книге документальными материалами.

Герои романа, люди, которые прожили в своих деревнях всю жизнь, недоумевают – стояло Пылево 350 лет, знал народ, как жить, чем жить, для чего, а покидают люди свои деревни не по своей воле – цивилизация требует жертв. С грустью сельчане говорят о своей земле: «…старые деревья не пересадишь… Масло ведь, а не земля…как на ней еще растет чего…столько поту в ней, соли». «В конце августа прозвучало твердое, как приказ: «Всё, выезжайте. Осенью начнется зачистка. Подъем воды уже пошел. Всё!» Конечно, «людям было куда ехать — в городе Колпинске, новом райцентре, в Лесосибирске, Канске, Богучанах, Назарове, Абакане, Саяногорске ждали их квартиры, но ехали туда, как в вечную ссылку.» Люди в большинстве не хотели ехать в город. Многие просили выделить землю, помочь перевезти срубы, технику, сохранить хозяйство. Но им давали квадратные метры – и все.  Такой вариант для крестьянина – это считай высылка на верные муки. У мужика ведь простая деревенская логика: «На земле-кормилице всю жизнь живу, и в нее же, родимую, за которую столько лет держался, и уйду».  А с недовольными начальство не церемонилось, ему не до сантиментов. «Например, Александр Беккер из Кутая. У него был добротный дом, хозяйство, моторная лодка. Пенсии в шесть тысяч хватало. Ему предложили однокомнатную квартиру в Колпинске. Беккер стал просить хоть шесть соток под огород. «Земельные участки не предусмотрены», ответили ему в администрации. «А на что мне жить? Бутылки собирать?» И Беккер отказался переезжать. А потом его парализовало…  Бабулечка, которая никак не отважится проститься с курочкой Чернушкой – в прощании и суете не смогла ее убить, взяла с собой в городскую квартиру. Молодой, двадцатичетырехлетний парень, отчаянно боровшийся за лесопилку, которую они с отцом вместе сделали и работали на ней, и ничего кроме этой работы не знавшие и не имеющие, её не отвоевал, в результате сломлен морально и физически. Молодые пары, которые привыкли жить в деревенских избах и работать на земле, не видят ни радости, ни ценности в городских квартирах, с падающими обоями и худыми полами, и молодые мужчины начинают пить «горькую». С болью в сердце читаешь главу, в которой Сенчин описывает эксгумацию трупов с сельского кладбища и перезахоронение некоторых могил, и переправу их в город. От всей этой человеческой драмы, у одного из героев не выдерживает сердце, и в момент перевозки эксгумированных трупов с затопляемого кладбища, он умирает, лежит на пароме с мешками, в которых кости и останки его сельчан…

Журналист Ольга, не понимала упорства деревенских: почему люди не хотят расстаться с лопатой и граблями и перейти к цивилизации? Ведь куда лучше –  квартира с удобствами, многоэтажные дома, городская инфраструктура. Позже она  стает одной из «наших», для которых нет ничего важнее своего этого медвежьего угла: «Большаково совсем не походило на деревеньки, что чернели гнильем и трухой неподалеку от краевого центра, — где доживали свой несчастный век алкаши, лентяи, дебилы…  Это было настоящее сибирское село — одно из тех, благодаря которым Сибирь и стала российской землей не только формально, но и кровно».

На фоне затопления множества сибирских деревень, автор подчеркивает масштабность социальной проблемы современного общества: под воду уходит целая цивилизация. Но уже разрушенная и погибшая. В этом раскрывается весь абсурд обыденной жизни. Опустевшие дома, эксгумация, медленно уходящая под воду земля, ужас родного мира вдруг ставшего чужим. Но главная опасность – люди: чиновники, бандиты, зэки, сжигающие дома. Есть такая поговорка: «Чей-то подвиг – это чье-то преступление».  За каждым «подвигом» прячется чья-то грубая системная ошибка, оплаченная жизнью человека, свято верившего в идеалы, которым он и приносит себя в жертву. Людей бесцеремонно, бесплатно лишают родины.  Получается, не зря в народе говорят, что если родину никак не продать, значит, она бесценна?

Татьяна Падалка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Авторизация

Новые поступления


Художественная литература

Медицинская литература

Отраслевая литература

Новинки медиатеки